Почему Буффон еще более великий, чем вы думали

Вечером девятого октября мок со сборной в Минске, а утром десятого несся в Феррару, на матч серии С1 СПАЛ – «Каррарезе». В Минске взял дальний удар Василия Баранова, в Ферраре – растянул баннер Commando Ultrà Indian Trips (объединение фанатов «Каррарезе» – клуба, который на излете восьмидесятых тренировал Марчелло Липпи). Полгода назад Буффон добыл в «Лужниках» Кубок УЕФА, журнал Guerin Sportivo назвал его лучшим молодым игроком Европы, Дино Дзофф – сделал основным вратарем сборной, а сегодня он скачет в толпе фанатов «Каррарезе», добравшихся в Феррару автобусом, на ветхом стадионе «Паоло Мацца», построенном еще при Муссолини.

А как забыть выезд в Оспиталетто? Он свинтил туда из интерната «Пармы», без денег, в косухе и джинсах (это в феврале-то) и с фанатским флагом в рюкзаке. Доехал в туалете поезда, у стадиона заблудился, забрел на трибуну соперников, но вовремя удрал. Выездов за «Каррарезе» он пробил десятки, прогуливая финансовый колледж и жертвуя выходными. Это его родная команда, он родился в Карраре. В 2010 году «Каррарезе» рухнул в любительскую лигу, и Буффон купил двадцать процентов акций клуба, через два года – остальные – и заплатил шестьсот тысяч евро, чтоб ввинтить «Каррарезе» в третью лигу.

Адриано Буффон и Мария Стелла Мазокко входили в сборную Италии по легкой атлетике. На тренировке столкнулись в секторе для толкания ядра, он предложил ей посторониться и не маячить перед глазами – так и познакомились. Третьего ребенка назвали Джанлуиджи. Зимой его отправляли к дяде Джанни и тете Марии, в городок Пертегада, где он часами копошился в снегу, а когда одежда сушилась на печке – лопал болонскую колбасу и мармелад из тетиного магазина. Летом старшие сестры с приятелями мучили его на пляже – связывали руки за спиной и гнали через препятствия. В Пертегаде он привык к игре на морозе, на пляже – к болезненным падениям. И то, и другое пригодилось 29 октября 1997 года на стадионе «Динамо»: у Перуцци травма, так что Буффон – дублер Пальюки, но на тридцатой минуте тот столкнулся с Канчельскисом и тренер Чезаре Мальдини крикнул: «Разминайся!»

Буффону девятнадцать, он еще не играл за сборную, а теперь трясется под пледом и жмется к Антонио Бенарриво: только бы Пальюка встал, только бы встал. «Я не мог дышать и мечтал, чтобы меня похоронили под скамейкой запасных», – говорил Буффон в интервью Паоло Бандини из Guardian. Через минуту Мальдини узнал от врача, что Пальюке нужна замена, и повернулся к Буффону: «Ты уже размялся?» – «А как же», – крикнул Буффон, скинул одеяло и выскочил в шортах под снег с дождем. До перерыва три минуты, Канчельскис подал с правого фланга, Аленичев ударил с десяти метров, но Буффон отбил левой рукой, и Каннаваро восхищенно боднул его в грудь: браво, Джиджи. Вскоре после перерыва камера ОРТ выхватила премьера Черномырдина – пока он махал болельщикам, Вьери с паса Альбертини открыл счет, но через пару минут Каннаваро, прерывая прострел Хохлова, загнал мяч в свои ворота: с дебютом, Джиджи.

На ЧМ-1998 Буффон полетел третьим вратарем. Это разозлило его, и после матча с Камеруном он манкировал тренировку – не двигался, когда игроки репетировали удары. «Прыгай», – орал Чезаре Мальдини. – «Не хочу». – «Тогда проваливай». Мальдини был в шоке – он еще плохо знал характер Буффона. Летом 1994-го тренер «Пармы» Невио Скала взял 16-летнего Джиджи на сбор основы (первый вратарь Буччи отдыхал после чемпионата мира) и быстро пожалел: Джиджи дерзил ветеранам – даже капитану Минотти – в ответ на легкую дедовщину, и тыкал 26-летнему боссу «Пармы» Стефано Танци, сыну владельца компании «Пармалат».

Через год Буффон нарушил все запреты, установленные тренером Скалой, – катался на машине для гольфа перед тренировкой и ел мороженое во время экскурсии на Ниагарский водопад, – нахватав столько штрафов, что до конца года сидел без зарплаты. Спустя три месяца Джиджи загудел в ресторане с двумя девушками и другом, тоже игроком пармской молодежки. После ужина выбрались на улицу, Буффон захотел в туалет, но не тащиться же опять в ресторан: он начал писать на машину друга, но отвлекся на вопрос полицейского: «Вы что творите?» – «Разве не видите?»

«Буффон, на тебя жалоба», – сказал утром директор «Пармы» Пасторелло. – «На меня? Ну и дела», – пробубнил Джиджи, смутно помнивший вечерние события. – «Непристойное поведение в общественном месте и сопротивление при аресте. Быстро дуй в полицию и извиняйся!». Чем это грозило любому другому третьему вратарю? Новый штраф, ссылка в низшую лигу и – прощай, карьера. С Буффоном вышло интереснее: через шесть дней он дебютировал в серии А. Причем в игре с «Миланом» – командой, где прославился двоюродный брат его дедушки, Лоренцо Буффон. Дружно травмировались первый и второй вратари «Пармы», Буччи и Ниста, еще один, Джованни Галли, месяцем ранее обиделся на Скалу, который не выпустил его в кубковой игре, и слинял в «Луккезе», вот и пришлось бросать на лидера чемпионата («Парма» шла второй) трудного подростка, который курил с четырнадцати лет, прогуливал уроки, купил диплом бухгалтера, надеясь поступить на юрфак, и гонял на дискотеки в Милан и Модену.

Лоренцо Буффон

По пути на стадион «Эннио Тардини» Буффон заснул в автобусе, да и выйдя на поле, подумал, что еще спит: перед ним вырос Паоло Мальдини и пожелал удачи. Мальдини, чью карточку Джиджи вклеивал в альбом Panini перед чемпионатом мира-1990. Буффон не пропустил от «Милана», вооруженного лучшим игроком мира Джорджем Веа, но через полтора месяца, когда вылечились Буччи с Нистой, выпал даже из заявки на матчи. Снова появилось свободное время, и Джиджи махнул на дискотеку в колледж. «Один чувак поднес к моим губам таблетку, – написал Буффон в своей автобиографии «Номер один». – Я выхватил ее и швырнул ему в лицо. Через три года тот парень умер от передозировки».

Затосковав в запасе, Буффон попросил Стефано Танци: хочу в «Дженоа», там я действительно нужен. Если «Каррарезе» – родной клуб Джиджи, то «Дженоа» – любимый (заразился от маминого брата Джампьеро), вот и рвался туда. Наткнувшись на отказ, Буффон настоял: «Пожалуйста, сделай это для меня», Танци все-таки одобрил трансфер, но «Парма» пала на одиннадцатое место, новый директор Сольяно уговорил Буффона остаться, а новый тренер Анчелотти – вернул в основу. После восьми матчей без побед «Парма» обыграла на «Сан-Сиро» «Милан» и за три месяца поднялась с четырнадцатого места на второе.

На поле «Сан-Сиро» Буффон впервые очутился в одиннадцать лет. Тогда он играл в полузащите – рядом с другим мальчиком из Каррары Кристиано Дзанетти – и участвовал в детском турнире, предварявшем матч «Интера» и «Вероны». В серии пенальти Буффон попал в перекладину, а через год стал вратарем, вдохновленный необычной техникой камерунца Тома Н’Коно (Джиджи назвал в его честь первенца), который делал сальто посреди игры и выбивал мяч кулаком на сто метров. Буффон следил за Н’Коно с 1987 года, когда увидел его в еврокубковом матче «Эспаньола» с «Миланом», а в 1990-м обнаружил, что на наклейках Panini камерунцы одеты в шерстяные костюмы, не очень актуальные в жару. Буффону стало жалко камерунцев и на чемпионате мира он болел за команду Непомнящего так же отчаянно, как за Италию.

Тем же летом Буффон переместился в ворота и через девять месяцев, дойдя с командой «Бонаскола» до финала регионального чемпионата, заинтересовал «Болонью», «Милан» и «Парму». С «Миланом» не сложилось, а на просмотре в «Болонье» тренер Пьеро Персико сказал: «Если будешь хоть наполовину таким сильным, как тот парень, уже сможешь считаться хорошим вратарем». Тем парнем был 18-летний Марко Пилато. Достигнув основы «Болоньи», он пропустил в восьми играх двадцать два мяча, завязал с футболом, устроился в фирму своей тети и стал играть нападающего в любительской лиге. Буффон за это же время достиг со сборной финала юношеского Евро-1993 – в играх плей-офф с Испанией и Чехией он не только отбивал пенальти, но и бил, а его партнером был Франческо Тотти – и замелькал в одной из лучших команд серии А середины девяностых.

После яркого дебюта в «Парме» Джиджи попросил у директора Пасторелло шестьсот тысяч лир на мотоцикл – это был единственный способ не опаздывать на тренировки. В декабре 1996-го Буффон вызвался доставить в аэропорт своего друга из молодежки «Пармы» Симоне Бароне, впервые включенного в заявку основы. Самолет с командой вылетал в Триест на игру с «Удинезе» в десять утра, Буффон пообещал заехать в девять, но проснулся только в 9:35 – да и то от звонка перепуганного Бароне. Самолет уже разгонялся, когда пилоту сообщили, что из терминала несутся два человека, один из них – в домашних тапочках. Вид Буффона, не успевшего и причесаться спросонья, развеселил его ровесников, Пинтона и Триуцци, а Бароне обжегся суровым взглядом Анчелотти: «И не стыдно тебе опаздывать на свою первую игру?»

Буффон и Симоне Бароне

В «Парме» Бароне не заиграл и был сослан в «Альцано», серия В, куда его тоже довез Джиджи. На встречу с новичком президент «Альцано» Франко Моротти позвал знакомого журналиста. Увидев, кто паркуется у офиса клуба, журналист схватил Моротти за плечо и закричал: «Ни хрена себе! Вы купили Буффона!» Пережив серию аренд, Бароне засиял в «Кьево» и пролез в сборную. Во время чемпионата мира-2006 Буффон и Бароне резались вечерами в настольный теннис в дуйсбургском отеле Landhaus Milser Hotel. Накануне четвертьфинала с Украиной партия получилась особо упорной: Бароне победил 10:9, а Буффон со злости шарахнул ногой по стеклянной перегородке и разнес ее вдребезги. Бароне убежал в свою комнату, а тренер Марчелло Липпи заорал: «Кретин! А если бы ты порезался или сломал ногу?! Вон отсюда». Через полчаса, когда Липпи удалился, Буффон и Бароне начали матч-реванш. До берлинского финала оставалось полторы недели. Буффон был единственным, кто видел удар Зидана в грудь Матерацци и доложил об этом судье, а после победы – потерял сознание от усталости и счастья.

Летом 2006-го Буффон собирался в «Милан», хотелось свежих эмоций после пяти лет в Турине, в доме на холме, где раньше жил Александр Заваров, но, узнав про высылку «Юве» в серию B, Джиджи передумал и остался. Не смог бросить клуб, с которым впервые стал чемпионом. Клуб, который помог ему преодолеть полугодовую депрессию после поражения от «Милана» в финале Лиги чемпионов. Клуб, в который он попал почти случайно. Летом 2001-го все было решено: звала «Барса», но он выбрал «Рому», ставшую чемпионом как раз в матче с «Пармой». За пять минут до конца игры на поле хлынули тысячи болельщиков «Ромы», Буффон не успел скрыться в раздевалке и за несколько секунд был раздет до трусов – стянули даже бутсы. Когда полицейские и тренер «Ромы» Капелло выгнали болельщиков с поля, матч продолжился и Буффон доиграл его в майке «Ромы», вывернутой наизнанку.

После – отпуск в Австралии, на обратном пути – новости от агента Сильвано Мартины: «Парма» просила слишком много, «Рома» выбрала вратаря поскромнее, Ивана Пелиццоли из «Аталанты», но трансфер осилил «Ювентус», и отец Буффона уже дал согласие. Вытянув «Юве» из серии В, Джиджи мог перейти в «Манчестер Сити», но снова остался, снова стал чемпионом, снова продрался в финал Лиги чемпионов, а прошлым летом отметил пятнадцатилетие своего переезда в Турин.

Уникальный был год. В марте Буффон побил рекорд итальянского чемпионата по продолжительности сухой серии (974 минуты), написав в фейсбуке персональную благодарность каждому игроку «Ювентуса», даже третьему вратарю Рубиньо, в апреле отбил пенальти Калинича в игре с «Фиорентиной», приблизив пятый подряд чемпионский титул, в июне навернулся с перекладины, празднуя победу над Бельгией, после вылета в четвертьфинале обнял болельщиков, ждавших его у ограждения в двадцати метрах от автобуса сборной, в июле сыграл в футбол с детьми на тосканском курорте, в сентябре прервал аплодисментами свист фанатов во время французского гимна, после ошибки в игре с Испанией добыл победу в Лионе, отбив пенальти и совершив несколько классных сейвов, в ноябре расписался на майке болельщика во время игры с Лихтенштейном, а еще объявил, что оставит футбол в 2018-м.

Фото: Gettyimages.ru/Allsport, Keystone, Claudio Villa, Matthias Hangst; РИА Новости/Владимир Федоренко; REUTERS/Thomas Bohlen

https://www.sports.ru/tribuna/blogs/youth/1148826.html

Блоги о Евро-2012

Loading... Все записи →