Нет ничего красивее истории любви Луиса Суареса

Луису было семь, когда семья перебралась из Сальто (второго по величине города Уругвая) в столицу Монтевидео за более опрятной жизнью. Но с работой и деньгами лучше не стало: родители часто ссорились и развелись уже через два года. Все семеро детей – пять мальчиков и две девочки – остались с мамой.

Единственной радостью Луиса был футбол. Длинную улочку, проходящую за их домом в районе La Comercial, он считал полем мечты: «С одной стороны было лимонное дерево, посаженное моей бабушкой. С другой – большие серые стены, колючая проволока и башни местной женской тюрьмы. Между детским домом, прилегающим к тюрьме, самой тюрьмой и мастерскими рядом с нашим домом была бугристая поверхность, усыпанная гравием – там мы и играли».

Родители Луиса почти не следили за детьми. Мама старалась хоть что-то заработать, подметая на железнодорожном вокзале, а отец терял одну мелкую работу за другой. «Мне не довелось сесть и завести с родителями такой разговор, в котором они бы сказали мне: «Послушай, сынок, когда ты вырастешь, цени то, что имеешь», «Делай так-то» или «Никогда не забывай о своих корнях». Они проживали отдельно, нас было много, некоторые покидали семью, мама работала целый день, папа работал, поэтому трудно перенимать родительский опыт: как нужно жить, как справиться с быстрым взрослением и как действовать, когда я добьюсь успеха. Я был бы счастлив, если бы у меня был такой разговор в детстве».

Но разговора не было. Зато в 15 появилась она – на два года младше, из богатой семьи и сказочно добрая, будто из параллельного мира. «В Софи я влюбился с первого взгляда», – всегда с улыбкой говорит Суарес.

Она заставляла его учиться. А он переживал, что не может делать подарки Софи не смущало, что во время знакомства Луис подрабатывал уборщиком. Они разговорились на вечеринке у общих друзей, и вскоре Суарес назначил ей свидание в торговом центре. Правда, сам чуть все не испортил: «Был ливень, и Софи промокла до нитки. Я абсолютно сухой и счастливый рубился в аркадный игровой автомат внутри. Откуда я знал, что она будет ждать меня снаружи? Она решила позвонить мне домой и узнать, что случилось, и по пути промокла. Моя сестра ответила ей: «Его нет, по-моему, он ушел встретиться со своей девушкой». В общем, Софи, видимо, решила, что ее только что кинули – более того, ее кинул мерзавец, у которого, оказывается, уже есть девушка. Правда той девушкой, естественно, была она сама».

Состоялось ли то свидание – неизвестно. Но даже если и нет, Софи недолго злилась на Луиса, ведь его главные подростковые воспоминания связаны только с ней и футболом.

Софи жила в Солимаре (сокращение от слов «солнце» и «море») – прибрежном городке в 23 километрах от Монтевидео. Луис обожал мотаться к ней в гости, но с деньгами на дорогу постоянно возникали проблемы. Просить у братьев и матери было бессмысленно, иногда помогала только старшая сестра Джованна. Когда отказывала и она, Суарес клянчил 40 песо (их хватало на автобусный билет в обе стороны) у боссов «Насьоналя»: «Я просил деньги у одного из руководителей клуба Уилсона Переса. Если его не было, спонсором моих свиданий становился другой глава – Хосе Луис Эспозито. Перед матчами вытряхивал неофициальные бонусы: «Заплатите мне 20 песо, если я забью?». Этого хватало, чтобы доехать, об обратной дороге подумаю позже. Как правило, посмеявшись, мне выделяли деньги».

Родителей Софи очаровывал романтизм Луиса, они поражались его находчивости. Иногда он вел себя слишком свободно: мог с порога помчаться к холодильнику или, видя неразобранные пакеты из магазина, поинтересоваться, что вкусного купили ему. «К счастью, ее мама находила меня обаятельным. Если моя дочь в 13-летнем возрасте приведет 15-летнего парня, напоминающего бродягу с неблагополучного района, я не буду с ним так добр. Но ее родители не только приняли меня – более того, я им нравился. Когда отец Софи был на работе, я помогал ее матери по дому – мог, например, включить бойлер. Когда мы с Софи о чем-то спорили, ее мама принимала мою сторону. Думаю, они ценили меня за то, что я так сильно хотел встречаться с Софи».

Иногда Суарес не признавался, что ему не хватает денег на обратную дорогу, и ехал домой автостопом – и тогда утром он с трудом успевал на тренировки «Насьоналя». Подработки и встречи с Софи вообще чуть ли лишили Луиса футбола. В 14 лет он забил 8 голов в 37 матчах и едва не вылетел из команды – тренеров «Насьоналя» достали опоздания и прогулы парня, который по ночам веселился с друзьями на дискотеках.

Клуб все-таки дал Суаресу шанс. Софи уберегала его от глупостей, контролируя по телефону, и даже заставляла учиться. «Я ходил в школу, но на этом моя тяга к знаниям заканчивалась. Я был ужасным учеником, вообще не парился и валял дурака. Софи спрашивала: «Почему ты до сих пор в начальном классе средней школы?».

Суарес дважды оставался на второй год и, чтобы наверстывать программу, ходил на вечерние занятия. «В мире Софи ты обязан учиться. Она помогала мне с домашней работой, все время повторяя: «Ты ведь не дурачок, ты просто ленишься». Впервые в жизни меня кто-то поддерживал. Софи хотела помочь, показать, что жизнь полна возможностей. Не все упиралось в футбол – его можно было совмещать с учебой. Она не просто просила меня взяться за нее – она заставляла меня учиться. Мне приходилось показывать ей свою домашнюю работу, в которой она исправляла ошибки. С ней я открывал для себя новый мир, который отличался от того, где продают телефонные карточки, чтобы насобирать денег на дорогу, и гуляют ночами напролет».

Луис бесконечно переживал из-за двух вещей: неряшливого вида и невозможности дарить Софи подарки. Однажды он придумал маневр, чтобы достать хоть какие-то деньги. Но план не сработал: «Я очень хотел зарабатывать, чтобы позволять себе эффектные свидания. В «Насьонале» футболисты собирались на стадионе, откуда на автобусе вместе 45 минут ехали на базу. Если ты жил далеко, клуб оплачивал тебе дорогу. Я хотел провернуть аферу, заявив, что переехал в другой район, чтобы мне выделяли деньги – на них я бы мог ездить к Софи и обратно. Это был идеальный вариант – клуб оплачивал бы мне дорогу, поэтому я мог отложить какую-то сумму на подарок. Но трюк не получился».

Он рвался в Европу, потому что туда переехала Софи К 16 годам Суарес полностью сосредоточился на футболе, отделался от прежних увлечений, но вдруг случилось неожиданное. В 2002-м разорился банк, в котором работал отец Софи, и глава семьи остался без дела. Его брат из Испании предложил перебраться в Барселону, и вскоре семья собирала чемоданы.

Луис был подавлен. Он уже терял друзей, оставшихся в Сальто, переживал разрыв родителей и не был готов к еще одной разлуке. «У меня забрали мое все. Мне было 16, когда мы прощались, я думал, что больше никогда ее не увижу. За день до отъезда у нее дома собрались гости, и мы вдвоем выбрались на прогулку. Помню, мы стояли на остановке, и я сказал ей: «Поверить не могу, что мы больше не увидимся». В моей семье знали, кого я нашел для себя в лице Софи, и мама ценила ее семью за все, что они сделали для меня, за то, что они присматривали за мной и не дали свернуть с правильного пути. Они знали, как я буду страдать».

Видя стресс Софи перед отъездом, родители посоветовали ей получить в Барселоне профессию и вернуться работать в Уругвай – назад к Луису. Софи никогда не мечтала стать парикмахером, но решила, что это кратчайшая дорога домой. Отец вообще-то был недоволен, но подумал, что дочь еще изменит планы.

В день отъезда Софи Суарес плакал. «Она дала мне на прощанье тетрадь с текстами песен – я рыдал, когда читал их. Я считал, что нашим отношениям пришел конец. Как я мог добраться из Уругвая в Барселону, если у меня даже не было денег на дорогу до Солимара? Отныне мне не нужно было собирать карточки, чтобы доехать до Софи – теперь я искал их, чтобы найти деньги позвонить ей. Спустя месяц она набрала мне и призналась, что ей очень плохо: «Если ты не приедешь до конца года, мы больше не увидимся». Она сказала, что я должен приложить все усилия, чтобы мы встретились».

В декабре 2003-го Луис был счастлив: его агент оплатил рейс до Барселоны и обратно, а старший брат подкинул 60 долларов на мелкие расходы. Так Суарес впервые покинул Уругвай.

«Путешествие не затянулось, но я наконец понял, чего хочу от жизни и карьеры. Я хотел играть в Европе, чтобы быть вместе с Софи».

Она учила его правильно питаться В 2005-м Суареса перевели в основу «Насьоналя», а через год в Монтевидео прилетели сотрудники «Гронингена» – правда, им был интересен не Луис, а чилийский форвард из другой команды. Но голландцы выслушали столько хорошего о 19-летнем Суаресе, что решили взглянуть и на него – в их последний свободный день у «Насьоналя» как раз был матч. «Мы боролись за титул, и я выдал лучшую игру в сезоне, забил гол. Я понятия не имел, что меня просматривают, к тому же я никогда не слышал о Гронингене. Но хотя бы понимал, что это ближе к Барселоне, чем Монтевидео».

Подписав контракт, он первым делом махнул к Софи на выходные и понял, что не сможет улететь назад один. Прощаясь в аэропорту, Суарес не выдержал:

– Полетели со мной. Прямо сейчас.

– С ума сошел? Как я полечу? Мне 16. У меня даже билета нет. И что насчет папы?

– Полетели. Я куплю билет.

«Планировалось, что Софи пробудет до следующей недели, но в итоге она осталась навсегда. Она садилась на самолет, не имея при себе ни сумок, ни одежды. Через неделю она вернулась в Барселону забрать свои вещи», – вспоминал Луис.

Без Софи Суарес мог и не задержаться в Европе. На первую тренировку «Гронингена» он заявился с 5 лишними килограммами и взбесил тренера Рона Янса: «Ты должен весить 83! Лишнее кило – и в команде тебя не будет». Поскольку Луис ничего не знал о правильном питании, за всем следила Софи: она объясняла, что пить колу каждый день дико вредно, рассказывала о пользе воды и читала лекции про углеводы и калории. «В следующий раз весы показали 83,4 кг, и Рон простил мне лишние 400 граммов».

Софи проехала полторы тысячи километров с грудным ребенком, чтобы быть ближе к Луису

Вскоре Суарес перебрался в «Аякс», где провел роскошные четыре года: в 110 матчах он забил 81 гол и становился лучшим бомбардиром Эредевизе. Отношения Суареса и Софи тоже развивались бурно. Они мгновенно влюбились в Амстердам и обожали лофт, который выделил «Аякс». «Мы замечательно проводили время. Жили на берегу озера, было очень приятно. Вообще в Амстердаме невероятно классно. И в первую очередь из-за отношения окружающих. Здесь уважают твое личное пространство, пусть ты и играешь за один из ведущих клубов Европы».

16 марта 2009-го Луис и Софи поженились, а за два месяца до рождения дочери Дельфины Суарес мочил на чемпионате мира в ЮАР. После первого матча в группе (0-0 с Францией) Софи улетела в Барселону, так как была на 7-м месяце беременности. «Я звонил ей после каждого матча. В Барселоне было жарко, она практически не двигалась, мучаясь от жары со своим животиком. Бывало, что во время матчей она так сильно переживала, что не могла говорить. Ее мать или отец рассказывали мне: «Все нормально, в добавленное время были небольшие схватки, сейчас она отдыхает».

Когда в августе родилась Дельфина, Суарес специально прилетел на роды в Испанию, пробыл там несколько дней и вернулся к команде. Софи так скучала по мужу, что в один момент не выдержала, села в машину и примчалась к нему в Амстердам. Суарес пересказывал их диалог:

– С ума сошла? 24 часа часа за рулем. С грудным ребенком.

– Ты там один, мы хотим быть с тобой и поэтому выезжаем.

Счастье в Барселоне Поддержка Софи была важна Луису и в «Ливерпуле». После трансфера за 26,5 миллиона евро Суарес ждал пышного представления и большой пресс-конференции. Но все прошло скромнее: «На мою презентацию никто не пришел. Я думал, что на «Энфилде» соберется огромная публика, я надену красную форму и буду чеканить мяч в центре поля. Но переживать не стоило: лишь пара вопросов, на которые мы отвечали вместе с Энди Кэрроллом».

В первом же сезоне Луиса обвинили в расизме (знаменитое Negro, брошенное Патрису Эвра) и дисквалифицировали на 8 матчей. В 2013-м полыхал другой скандал: английские медиа опубликовали фотографию Суареса с тележкой, наполненной банками пива. «Подняли шум, типа я развлекаюсь на полную катушку, но это не так. Моя семья тогда прилетела из Уругвая, семья Софи – из Барселоны, в гости к нам пришли Филиппе Коутиньо и Лукас Лейва со своими семьями. У нас дома было много народа, примерно 40 человек. Мы с Коутиньо пошли в магазин за напитками – он шел сзади с тележкой с безалкогольными напитками, а впереди я – с пивом. Люди, наверное, думали – взгляните, как живет этот парень. К тому же я только-только подписал новый контракт».

Суаресу многое прощали из-за сумасшедшей результативности. За пару месяцев до того, как он стал самым высокооплачиваемым игроком клуба, Брендан Роджерс поделился на пресс-конференции: «Вчера Луис во второй раз стал отцом. Он безумно рад и чувствует себя на вершине мира». Софи родила мальчика, которого назвали Бенджамином. Вскоре Суарес появился на поле «Энфилда» держа сына на руках. В тот день «Ливерпуль» обыграл «Кристал Пэлас» 3:1, а Луис забил первый гол.


В июле 2014-го сбылась мечта Софи: они с Луисом переехали в Барселону. По ней там невыносимо скучали родители, а главная команда Каталонии как раз ждала новую звезду.

Сейчас Суарес продолжает штамповать голы (например, в январе он быстрее всех в истории клуба наколотил сотню), а Софи с женой Месси Антонеллой занимается обувным магазином Sarkany, который они вместе открыли в мае 2017-го.

Луис уверен: «Софи любила меня еще тогда, когда у меня не было ничего. Она практически спасла меня – от самого себя».

Забив победный гол Саудовской Аравии (который вывел Уругвай в плей-офф ЧМ), Луис засунул мяч под футболку. Оказывается, скоро у них с Софи будет третий ребенок.

Фото: instagram.com/luissuarez9 (1,2); twitter.com/Nacional (3,4); globallookpress.com/Laurent Grandadam/Impact Photos; REUTERS/Koen van Weel; twitter.com/AFCAjax; Gettyimages.ru/Alex Livesey, Clive Brunskill

https://www.sports.ru/tribuna/blogs/bluewhitenavy/1739845.html

Блоги о Евро-2012

Loading... Все записи →