К 60-летию Виктора Чанова. Эксклюзивен во всем

Человек, своей судьбой соединивший донецкий «Шахтер» и киевское «Динамо», сегодня мог бы отметить 60-летие. Но дожить до этого возраста ему не удалось. Террикон вспоминает вратаря, который в 80-х годах был, возможно, лучшим в Советском Союзе...

Говорят, что, уходя из «Шахтера» в конце 1978 года, Вячеслав Чанов с едкой улыбкой произнес: «Ну ничего, Витя за меня еще Дегтереву отомстит!» Самому Вячеславу очень не повезло. Лучшие годы своей карьеры он, вратарь очень приличного уровня, просидел в запасе. Вытеснить из состава «Шахтера» Юрия Дегтерева тогда было нереально. А после того, как Дегтерева в 1977 признали лучшим вратарем Союза — тем более. И Чанов отправился в московское «Торпедо», где игровое время ему гарантировали. Но после него в Донецке остался младший брат Виктор...

Неизвестно, что там на самом деле кто говорил, но получилось именно так: младший сделал то, что не удалось старшему. Виктор дебютировал в «бронзовом» сезоне 1978. В следующем «серебряном» уже начал «поджимать» Дегтерева, проведя 13 из 34 матчей чемпионата СССР. Еще через год отыграл уже больше своего маститого коллеги (18 против 16). Ну, а в 1981 окончательно стал «первым номером» донецкой команды — 30 матчей в первенстве страны. Так выглядела фамильная месть...

«Не люблю вратарей, которые дергаются», — сказал как-то Виктор Чанов. Суета, лишние движения, тем более — игра на публику были ему совершенно чуждыми. Максимум пользы и минимум ошибок — вот было его кредо. В сборной СССР они с Ринатом Дасаевым были если не антиподами, то очень отличались — тот как раз любил эффектные приемы. Трудно сказать, кто из них был лучше. Дасаев часто демонстрировал просто феноменальный футбол, приводя в восторг даже западную публику. Случались у него и ляпы. У Чанова ошибок было меньше — но и бенефисов тоже. Может, своего в сборной он недополучил именно потому, что не мог так подать себя, как умел Дасаев?

Хотя, с другой стороны, кто не помнит невероятные полеты Виктора Чанова в рамке ворот и его акробатические падения на газон, приводившие в восторг трибуны?

Вряд ли место в сборной было главной причиной его переезда из Донецка в Киев. Другое дело — место в «Динамо». Вот как об этом не без иронии вспоминал Виктор Викторович много лет спустя: «В „Динамо“ меня звали на протяжении пяти лет, но с переходом тянул — для себя сказал, что буду играть только в основном составе, а в Киеве мне это никто не мог гарантировать. Параллельно получил приглашения от московских „Спартака“ и „Торпедо“. Именно из „Шахтера“ меня начали привлекать в сборную СССР, а после матча с Чехословакией в Братиславе меня пригласил к себе в гостиничный номер сам Лобановский. К тому времени я уже был морально готов перейти в другой клуб, а на предложение Валерия Васильевича ответил дипломатично: „Я подумаю“. Мне действительно хотелось посоветоваться с семьей. Сделав несколько шагов к выходу, услышал фразу, ставшую впоследствии знаменитой: „Ну что, у тебя время закончилось“. Я согласился. С пониманием к этому отнеслись в Донецке, не чиня никаких препятствий».

Чанов говорил, что это была уже шестая попытка Лобановского переманить его из «Шахтера». Но кто-то насчитал этих попыток даже больше — целых восемь...

Конечно, и в Донецке у него все шло очень хорошо. Совсем еще молодым он уже имел то, о чем некоторые семьи и мечтать не могли. Вот как вспоминала об этом его супруга Галина: «Еще до свадьбы мы гуляли с Витей по центру Донецка и он указал мне на дом: „Вон там — моя трехкомнатная квартира“. „Витя, зачем ты врешь? — отвечаю. — Какая своя трехкомнатная квартира в 21 год?“ Откуда же мне было знать, что рядом со мной звезда, уже выигравшая Кубок Советского Союза».

В Донецке он был король и любимец публики. В 22 года стал капитаном и мог оставаться им до конца карьеры. Он обладал природным авторитетом, легко внушал к себе уважение. Но «Шахтер» тогда — не то, что «Шахтер» сейчас. Удержать игрока донецкий клуб мог только в одном случае — если игрок сам не хотел расти, предпочитая провинциальный комфорт. А Чанов расти как раз хотел...

В 80-е годы эксперты разбирали игру Чанова на молекулы. И, в частности, отмечали, что он непревзойден в игре ногами — что тогда было среди вратарей вообще не главным качеством и специально почти нигде не развивалось. Чанов мог спокойно обыграть соперника и, не глядя, отдавал пасы на десятки метров. Это была школа «Шахтера». Начинал он ведь нападающим, и несколько лет в донецкой футбольной школе играл впереди, учась обводить и забивать. По легенде, место в воротах он занял случайно. Просто в команде из-за травм «вылетели» оба вратаря, и тренер подумал: ну, кого же еще ставить в ворота, как не сына знаменитого голкипера 50-х! Виктор занял место в рамке — и сыграл прекрасно. Он еще некоторое время сомневался, стоит ли менять амплуа — но после жесткого разговора с отцом все-таки принял решение. И стал вратарем с отличными навыками игры ногами.

Чанов со своим навсегда сломанным носом выглядел очень необычно. И был необычным не только внешне — при том, что практиковал простой и надежный подход к игре. Но вдруг его элементарный футбол взрывался невероятный сэйвом, когда он доставал мяч в девятке, вспорхнув над полем вопреки всем законам всемирного тяготения. Он был эксклюзивен во всем — внешне, внутренне, профессионально. И судьба после завершения карьеры игрока у него тоже сложилась не так, как у многих — он сумел вписаться в реалии современного бизнеса и преуспевать в нем много лет. Только вот концовка у этой судьбы получилась совсем не такой, как хотелось бы...

Федор ЛАРИН

Новости Евро-2012

RSS
Loading... Все новости Евро-2012 →