Анатолий Тимощук: «Лобановский спрашивал: «Почему у тебя 20 действий, а у напарника — 15?»

Бывший футболист сборной Украины и «Шахтера», ныне — ассистент главного тренера «Зенита», Анатолий Тимощук о первом чемпионстве в качестве тренера и о том, как родилась идея пригласить в команду защитника «горняков» Ярослава Ракицкого.

— Первое тренерское чемпионство. Эмоции отличаются от того, что вы испытывали еще игроком?

— Да. Во-первых, когда впервые идешь к титулу в новой роли, это особенное состояние. Я два года работал тренером и стал чемпионом — это счастье. Плюс я смотрю на ребят, вижу их радость. Многие игроки первый раз стали чемпионами России — их эмоции передаются и нам.

Роль тренера кардинально другая: переживания связаны с каждым игроком, с каждой ситуацией, причем необязательно она непосредственно связана с игрой. Травмы игроков, их физическое и психологическое состояние — все это тренеры пропускают через себя.

Когда я был футболистом, для меня вообще было не важно, как играет соперник: 5-3-2, 4-3-3, 4-4-2. Я просто выходил, делал свою работу и старался выполнять установку тренера, даже если внутренне с ней не был согласен. Я понимал, что тренер все равно лучше меня знает, что нужно для команды.

Часто говорят, что для того, чтобы стать хорошим тренером, нужно убить в себе футболиста. Даже правильнее говорить не об убийстве в себе футболиста. Нужно просто менять мышление и быстро развиваться, чтобы соответствовать требованиям современного футбола: новые технологии, аналитика, медицина.

— Как вы привыкали к новому взгляду на футбол с помощью статистики?

— Мне давно нравились и статистика, и аналитика в футболе. Еще в 1999-м в сборной Украины Лобановский считал ТТД на тренировках. Он давал упражнения на удержание мяча, один в один. На следующий день приходил и говорил: «Тимощук, с кем в паре играл? Почему у тебя 20 действий, а у него — 15?».

Мне были интересны эти цифры. Если вывешивались общие данные по команде, можно было изучить и что-то по другим игрокам. Сейчас, конечно, информации намного больше, поэтому нужно вычленять только то, что нужно: например, общую выносливость, скоростную, спринтерскую работу, проделанную в матче.

xG — дополнительная важная информация, но вряд ли тебе будет приятно, если ты наиграл на 3 гола, а сыграл 1:1.

— Главный тренер «Зенита» Сергей Семак сказал, что вы занимаетесь стандартами. Вы с ним не обсуждали, почему так получилось?

— Теперь, когда Семак сказал, что я отвечаю за стандарты, это перестало быть секретной информацией, мы ни от кого не прячемся. Мне нравится, что, несмотря на то, что окончательное решение принимает главный тренер, мы все вместе обсуждаем и стараемся найти лучшее решение. У нас нет споров — это диалог.

Мы действительно собираемся тренерским штабом, участвуем в разборах играх, изучении соперника, подготовке стандартов к каждому матчу. Но за стандарты ответственность лежит на мне — это правда.

— Как получилось, что вам отдали стандарты?

— Я пришел при Луческу и сначала просто пытался понять, как что функционирует — быстро перестроиться на новую работу тяжело. Да, я работал со многими тренерами, видел разные подходы, задумывался в конце карьеры о том, что будет дальше, учился, но в работе тебе все равно нужно втянуться.

Луческу ушел — пришел Манчини. В его штабе был Анджело Грегуччи, который отвечал за тактику и стандарты. Его работа мне была очень интересна, я часто задавал вопросы, он давал советы. Грегуччи был открыт, поэтому иногда мы работали вместе. Плюс мне было проще донести информацию русскоговорящим ребятам. Поэтому при Семаке анализ и подготовку стандартов отдали мне.

— Как вообще возникла идея пригласить Ракицкого?

— Летом Семак сказал, что было бы неплохо взять левоногого центрального защитника. Естественно я предложил того, кого хорошо знал — Ракицкого. Но тогда его стоимость была очень высокой.

Вариант с Ярославом мы держали в голове на протяжении первой части сезона. Зимой появилась возможность его купить — мы ею воспользовались.

Ссылки по теме «Зенит (Санкт-Петербург)»

Новости Евро-2012

RSS
Loading... Все новости Евро-2012 →