Юрий КАЛИТВИНЦЕВ: «Не нужно связывать между собой игры с Францией и Швецией»

Накануне решающего матча против сборной Англии в группе D Евро-2012 один из тренеров национальной команды Украины Юрий Калитвинцев рассказал «Спорт день за днем» о подготовке «сине-желтой» дружины к этой встрече.

Юрий КалитвинцевЮрий Калитвинцев

Донецк ни в чем не виноват

— Юрий Николаевич, как показывает практика чемпионата Европы, победная эйфория — опасная штука. Успех в первом туре повлиял на результат игры с французами?

— Если рассматривать с позиции результата, то, наверное, матч со Швецией повлиял отрицательно. Впрочем, я так не считаю. Ну сыграли бы мы с французами вничью. И что дальше? Все решалось бы так или иначе в последней игре. Никакой трагедии не произошло. Второй тайм с командой Лорана Блана предоставил большую пищу для размышлений нашему тренерскому штабу накануне матча с англичанами. Будем делать какие-то выводы. Я бы не стал связывать между собой две игры. Со шведами — получилось, с французами — что произошло, то уже не вернуть. Надо двигаться дальше.

— На вашей памяти футболиста или тренера случалось что-то похожее, когда из-за природных катаклизмов игра оказывалась на грани отмены?

— Из-за погодных условий — не вспомню, а вот перенос игры однажды случился. «Ротор», за который я выступал, должен был встречаться с киевским «Динамо». Но в стране объявили траур, и мы вынуждены были играть на следующий день.

— Разница между Киевом и Донецком для сборной ощущается?

— Для меня никак не ощущается. Нас поддерживали в Донецке, собрался полный стадион, люди не покинули трибуны даже после того, как разразился страшный ливень, переживали до последней минуты.

— А как же свист «Донбасс-Арены» в концовке матча?

— Такое могло случиться и в Киеве, и в любом другом городе. Люди не смотрели на счет, а старались погнать команду вперед.

— Донецк — нефартовый город для сборной Украины. Четыре матча — ноль побед. Вы обращаете внимание на статистику?

— Если кто и виноват в этом, то никак не Донецк. Виновата наша команда, а в большей степени соперник. Так что не будем акцентировать на этой теме внимание. Не исключаю, что кому-то больше нравится один город, кому-то другой, но это больше для клубов. Когда речь идет о национальной сборной, все предпочтения должны уйти на второй план. И тем более не стоит подвязывать географию игры сборной к результату.

С Блохиным договорились по-мужски

— В январе 2010 года, когда вы вошли в тренерский штаб сборной Украины, президент ФФУ Григорий Суркис говорил: «Мы сохранили Калитвинцева, получавшего предложения из России, для украинского футбола». Действительно ли вас засыпали предложениями? В Интернете в качестве потенциального работодателя фигурировал вроде бы пермский «Амкар»?

— Про «Амкар» первый раз слышу от вас, никаких переговоров не вел. Где-то далеко какой-то шумок слышался, но с каким-то конкретным клубом не общался. Просто принял решение войти в штаб национальной сборной. Поэтому люди, желавшие вести со мной разговор о сотрудничестве, возможно, поняли: это бесполезно и безрезультатно.

— В сборной Украины вы работали весь цикл подготовки к чемпионату Европы. Можно ли говорить, что Олегу Блохину, вернувшемуся на пост главного тренера в апреле прошлого года, не пришлось начинать с нуля?

— Разумеется! Какие-то разногласия по кандидатурам были. Но Мирон Маркевич, позже я в качестве исполняющего обязанности очертили круг футболистов, в итоге вошедших в заявку команды на Евро. Просто мы очень редко собирались основным кругом кандидатов. Скорее в большинстве товарищеских матчах играл второй состав — сборная № 2. Жаль, что этого никто не хотел видеть.

— Почему же не удавалось собирать всех сильнейших? Не отпускали клубы?

— С клубами проблем не было. Просто на футболистов обрушилась череда травм. Плюс мы не дергали игроков молодежной сборной, которая готовился к своему чемпионату Европы. Даже в клубе тренер, у которого все футболисты на виду, старается стабилизировать состав. Что говорить о сборной? Некоторых ребят мы не видели месяцами. Конечно, в этом плане потеря времени получилась ощутимой.

— Правильно ли говорить, что восемь месяцев работы с приставкой «и. о.» стали самыми сложными и драматичными в тренерской карьере Юрия Калитвинцева? Все ждали, что вот-вот вас утвердят в качестве главного, но в сборной появился новый тренер, хоть и старый...

— Этот период позволил мне понять, насколько люди бывают двоякими и нечестными. Речь идет о ваших коллегах, журналистах. Что ж, у каждого правда своя.

— Но ведь и опыт колоссальный получили?

— Безусловно! Я играл, тренировал. Но только в национальной сборной понял, какая это ответственность! Даже не перед обществом, а перед конкретными людьми. Мне очень жаль, что у нас — что на Украине, что в России — не любят сильных людей и пытаются вставлять палки в колеса.

— Войти в тренерский штаб сборной в качестве помощника — это не уязвило ваше самолюбие? Каким был главный аргумент за?

— Я взял паузу, неделю подумал. Многое переосмыслил и сделал выбор в пользу сборной Украины.

— Бытует мнение, что ассистент должен быть неким буфером между шефом и футболистами. В сборной Украины такая модель взаимоотношений работает?

— Отношения выстраивает главный тренер. Когда я работал главным, всегда видел своих помощников единомышленниками. Не смог провести тренировку, но должен быть уверен, что штаб сделал все по лекалам. Это прежде всего.

Если исходить из того, что я самый молодой в тренерском штабе, то по логике вещей должен быть ближе к игрокам. С тем же Андреем Шевченко мы еще вместе выходили на футбольное поле. По логике? У нас такого нет. Все-таки я работал главным тренером — ребята меня признали. Вообще мне больше близка другая модель: есть тренерский штаб, есть игроки, чем теснее между ними контакт, тем это полезнее для общего дела. Буфером же между командой и тренерами может быть капитан, опытный игрок...

— Особенно такой авторитетный капитан, как Андрей Шевченко?

— Я бы не стал ассоциировать Шевченко исключительно с капитанской повязкой. Такие же права имеет Анатолий Тимощук. Так повелось, что всегда футболисты, сделавшие что-то для сборной или клуба, могли обратиться к тренеру от имени команды.

— Разговаривая с вами, никак не уйти от темы взаимоотношений с Олегом Блохиным. По-моему, стереотип о его тяжелом характере складывался годами. Вне футбольного поля с главным тренером сборной тяжело общаться?

— Когда я не был близко знаком с Олегом Владимировичем, и у меня складывалось такое же впечатление по его высказываниям, интервью. Когда же мы отработали вместе определенный промежуток времени, я осознал: Блохин — порядочный, честный, гостеприимный, нежадный человек.

— Неужели обходились без кон­фликтов?

— От конфликтов никто не застрахован. Странно, но мы быстро нашли общий язык. В первые минуты общения мы обо всем договорились, были честными друг перед другом, никто не юлил. Договорились работать, а если кого-то из нас что-то не устраивает, мы по-мужски говорим об этом в глаза и расходимся. Видите, за год с небольшим не разошлись (улыбается). Это говорит о том, что работаем в тесном контакте.

С будущим определюсь после Евро

— Известно, что Блохин продлил контракт с украинской федерацией до 2014 года. Тренерский штаб тоже может не беспокоиться за свою дальнейшую судьбу?

— Мой контракт заканчивается сразу после чемпионата Европы. Буду ли продлевать? Знаю, что Олег Владимирович не против. Но кон­кретно эту тему не обсуждали. Сейчас стоит сконцентрироваться на Евро. После его окончания начну думать, что же делать дальше.

— Каким должно быть предложение, от которого вы не сможете отказаться? Может быть, не от «Барселоны», но, например, от родного для вас волгоградского «Ротора», вернувшегося не так давно в первый дивизион чемпионата России?

— Давайте не будем ставить вопрос так категорично. Я накопил приличный опыт, практически без перерывов практикую уже 11 лет. Мне очень интересна самостоятельная работа. Я готов передать базу знаний той команде, которая в них нуждается. Поверьте, знания эти очень серьезные. Просто не хочу работать только для того, чтобы работать главным тренером. И вообще мне не нравится слово «работа». Я живу футболом, как бы высокопарно ни звучали эти слова. Поэтому готов рассматривать исключительно предложения от команд, ставящих серьезные цели.

— Четыре года назад, когда мы с вами общались во время Кубка Содружества в петербургском СКК, вы говорили, что Россия не чужая для вас страна. Смотрели матчи команды Дика Адвоката на Евро?

— Я смотрел все матчи чемпионата, рассматривал их как профессионал. Сборная России стоит особняком. Эта команда близка мне, я за нее болел. Считал Россию очень сильной командой. И не удивился бы, если бы она выиграла чемпионат Европы. Сборная казалась мне очень сыгранной и опытной. Нынешний чемпионат был «ее» чемпионатом. Не знаю, когда россиянам представится еще такой шанс? Хотя бы в силу возраста игроков. Они заслуживали большего, а почему так получилось, думаю, россияне проанализируют сами...

— Еще до старта чемпионата Европы Адвокат заявил, что уходит. По этому поводу не утихает полемика, сейчас она разгорится с новой силой: кто должен тренировать национальную сборную? Свой или иностранный специалист? Сторонники российской линии называют первым кандидатом Валерия Газзаева. Вы давно знакомы с Валерием Георгиевичем, играли под его началом в московском «Динамо», работали в киевском. Газзаев не исчерпал свой потенциал?

— Валерия Газзаева, дай Бог ему кавказского здоровья, никогда не покинет желание тренировать. Это футбольный человек, он живет игрой. Что касается сборной, то с его мотивацией, любовью к стране лучшего кандидата тяжело придумать. На мой взгляд, это главная кандидатура. Я бы поверил в Газзаева. Это сильная личность и сильный тренер. Я ведь уже больше 20 лет знаком с Валерием Георгиевичем.

— Почему же тогда у Газзаева ничего не получилось в киевском «Динамо»?

— Я работал в то время с молодежной командой, с Газзаевым мы не так часто, но все-таки пересекались. Почему так получилось? Знаете, для меня по сей день это остается большой загадкой!

Травмы — часть профессии

— Кстати, во время работы Газзаева в киевском «Динамо» дебютировал ваш сын. Валерий Георгиевич признавался в интервью «Спорту», что у Владислава «волшебная левая нога» и совсем скоро Калитвинцев-младший заиграет на высоком уровне.

— Не так давно Влад сыграл уже за молодежную сборную Украины, получил там очередную травму.

— Травматизм — настоящий бич сына. Почему так происходит?

— Я могу объяснить не как отец, а как профессиональный тренер. Особенно тем людям, которые говорят, мол, «хрустальный» игрок, часто ломается. Проанализируйте динамику. У Влада не было ни одной мышечной травмы, все носили игровой характер. Связки разорвал во время тренировки, а последнюю травму получил, играя за молодежную сборную, когда белорус «всадил» ему шипами в колено. Отчего это идет? Просто парень не привык сворачивать, в каждом эпизоде доигрывает до конца. Нет у него еще взрослой хитринки, когда ногу можно незаметно убрать.

— Травмы не отбили у сына охоту продолжать династию Калитвинцевых?

— Не отбили. Более того, и в дальнейшем он будет идти в борьбу до конца. Если увижу с его стороны малейшую трусость, Влад закончит с футболом или будет бегать со мной за ветеранов. Травмы случаются, неприятно, конечно. Однако ничего страшного в этом нет. Всего лишь часть профессии.

— У вас остались родственники или друзья в Волгограде, в России. Они интересуются вашей судьбой, судьбой вашего сына?

— Скажите мне, какими должны быть отношения между родственниками, чтобы они были безразличными к близким? Конечно, у нас очень дружная семья. В Волгограде осталось много родных. Для меня это еще один стимул доказать, что пока еще немного добился как тренер. Но на 100 процентов уверен: обязательно добьюсь!

Новости Евро-2012

RSS
Loading... Все новости Евро-2012 →